Please use another Browser

It looks like you are using a browser that is not fully supported. Please note that there might be constraints on site display and usability. For the best experience we suggest that you download the newest version of a supported browser:

Internet Explorer, Chrome Browser, Firefox Browser, Safari Browser

Continue with the current browser

Как совместить экологию и экономику и начать жить по принципам ESG

Даже небольшая солнечная электростанция экономит тонны CO2 в год

Когда компания стремится стать экологичнее, ей нужно определить, какая деятельность влечет за собой наибольший углеродный след. Например, если сотрудники часто ездят в командировки, то эти поездки можно заменить на онлайн-конференции. А если у компании много зданий, значит, нужно сделать их более энергоэффективными.

Мы в Siemens определили три направления нашего бизнеса, где мы могли снизить воздействие на экологию – здания, энергетика и транспорт. Наша конечная цель – сократить выбросы углекислого газа до нулевого уровня к 2030 году. На сегодняшний день наша компания уже добилась 54% сокращения по этому показателю благодаря эффективным зданиям и заводам, зеленому электричеству, децентрализованным энергетическим системам, новым концепциям мобильности и электротранспорту. Уже сейчас более 70% нашего глобального энергопотребления – это зеленое электричество. Кроме того, наши инвестиции в проекты повышения энергоэффективности привели к снижению затрат на электроэнергию на 15%. Недавно вклад в это стала вносить и солнечная электростанция в Москве.

Многие не верят в эффективность солнечных батарей в России из-за холодного климата и малого количества солнечных дней. Однако наш опыт использования солнечной установки в Москве показал, что она эффективно работает даже осенью. В октябре 2021 года мы установили станцию на крыше московского офиса. Даже не на самом освещенном месте и при небольшой мощности – всего 5 кВт – солнечная электростанция позволила снизить выбросы CO2 на 70 кг за две недели. За год выбросов станет меньше на несколько тонн.

Такую солнечную установку может поставить любая компания, и не важно, офисные у нее здания или промышленные. Мы видим, что рынок заинтересован в подобных решениях – особенно отраслевые лидеры. Например, пищевая промышленность, где эксплуатируются большие теплицы и склады. Мы ведем несколько проектов с крупными промышленными компаниями в Москве, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону. Везде разные условия солнечной активности, в среднем установка солнечных батарей окупается за 3–4 года.

Иногда достаточно просто поменять счетчики

Когда говорят про ESG, в голову приходят две ассоциации: зеленая энергетика с солнечными панелями и ветряными мельницами и «грязная» энергетика – уголь, нефть, газ. Но всегда нужно смотреть на всю цепочку поставок: можно оптимизировать инфраструктуру обычной городской электросети и вносить вклад в снижение углеродных выбросов.

Перебои в электроснабжении и скачки напряжения могут иметь катастрофические последствия на предприятии – вплоть до остановки производства и выхода станков из строя. Мы часто видели, как дорогое оборудование горит из-за некачественных датчиков, которые отслеживают качество энергии и передают сигнал на управление устройствами.

Базовая автоматизация и повышение наблюдаемости – это прямой путь к оптимизации и затрат, и соблюдению ESG-принципов. Чем больше знаешь о своем бизнесе и оборудовании, тем легче принимать решения. Необязательно строить солнечные электростанции – иногда лучше изучить, каковы затраты на энергоснабжение предприятия и понимать, как их оптимизировать.

Например, международный производитель автокомпонентов Gestamp установил на своих 15 заводах в шести странах оборудование и решения по сбору, анализу и передаче данных энергопотребления. Такая модернизация позволила предприятиям сэкономить до 15% электроэнергии и €8 млн, а также снизить выбросы CO2 на 14 тыс. т в год.

В России первый проект «умных» энергосетей был реализован в Уфе. С 2013 года мы вместе с компанией «БЭСК» обновили 513 энергообъектов и проложили 96,5 км кабельных линий. На трансформаторных подстанциях появились датчики – они показывают качество энергии, оценивают технические или коммерческие потери. В результате потери электричества сократились с 16–17% до 8–9%, а ежегодные выбросы CO2 снизились на 550 тыс. т.

В таких проектах по оптимизации заинтересованы и другие компании: «Сибур», «Лукойл», «Роснефть» и другие. Они задают вектор развития рынка, поэтому мы часто общаемся с инженерам в этих компаниях и обсуждаем, как можно снизить воздействие на окружающую среду. Наш самый популярный совет: «занимайтесь предиктивной диагностикой и снимайте данные с силового оборудования».

«Умные» энергосети приближают бум электрокаров

При модернизации электроснабжения в Уфе мы применили концепцию систему Smart Grid – теперь сотрудники могут увидеть, где именно случилась авария и как быстро перераспределить энергию. Внедрение такой системы подсказывает, что в дальнейшем ее можно использовать для развития электротранспорта.

Технически отказаться от бензина или дизеля можно уже сейчас: строятся зарядные станции, а крупные автопроизводители регулярно выпускают новые электрокары. Мы сами планируем всю энергию от солнечной станции в московском офисе перенаправлять на зарядку электротранспорта наших сотрудников – в результате получится замкнутый цикл и не потребуется подключаться в общую сеть.

Существует две модели электрозарядных станций:

  • Медленная зарядка – водитель оставил машину на несколько часов, например, на ночь, чтобы у него был полный аккумулятор; 
  • Быстрая зарядка – у человека нет возможности заряжать автомобиль долгое время и он заряжает аккумулятор несколько минут около своего офиса, торгового центра или возвращается в город, чтобы частично наполнить аккумулятор и скорее добраться домой.

Для каждого сценария нужно понять, какое напряжение должно быть в сетях и в какой момент. В противном случае могут появиться перебои с электричеством и аварии на подстанциях. В случае с одним зданием организовать зарядку для электрокаров не проблема, но построить целую систему зарядных станций на уровне города или государства уже непросто.

Во-первых, нужно понимать потоки движения электротранспорта, кто и куда приезжает заряжаться, где и в какие моменты должна быть электроэнергия. Но чем сильнее распределяется генерация электроэнергии, тем острее встают вопросы интеграций и обмена информацией между несколькими сетями.

Во-вторых, автоматизация электрохозяйства – первый шаг к эффективной зарядной инфраструктуре. Учитывая размеры страны и устаревшее оборудование в сетях, нам просто не хватает информации для анализа. На некоторых сетевых пунктах датчиков нет или их недостаточно. Поэтому обязательный шаг – автоматизация и повышение наблюдаемости.

В-третьих, локализация производства оборудования и программного обеспечения. С точки зрения аппаратного оборудования все относительно просто. Сложности возникают при создании самой модели электромобильности – перетоки, пики, накопление и расходы энергии. Программное обеспечение, управление процессами, интеграция в существующие биллинговые и ИТ-системы з все это должно быть разработано в России и учитывать разработки международных игроков. Локализация и глубокая кооперация с другими участниками рынка очень важна.

Просто поставить розетку для зарядки можно уже и сейчас. А вот создать экосистему для электромобилей, которая интегрирована с общими энергосетями, платежными системами и другими объектами, в которой выстроены все процессы – сложнее.

Может ли Россия стать лидером на рынке электрокаров

Сегодня российский рынок электромобилей насчитывает около 12 тыс. экземпляров. Но этот небольшой рынок растет огромными темпами: к 2025–2026 годам прогнозируется значительно расширение отрасли и появление моделей электрокаров в разном ценовом сегменте.

Для этого должна быть построена и доступна зарядная инфраструктура. Все бенефициары – от госорганов, «Россетей» и «Росавтодора» до автопрома и производителей оборудования – обсуждают, как она должна выглядеть. Сейчас устанавливаются стандарты, принципы построения этой инфраструктуры, и в таком режиме работы будут идти ближайшие несколько лет.

Много лет назад Siemens был активным участником рынка мобильной связи, мы начинали с отставанием в пять лет от Европы или Америки. Но затем в России был взрывной рост. Точно так же развивался рынок ветроэнергетики, а сейчас установленные мощности уже превышают гигаватт и в ближайшие годы вырастут в 2–3 раза. Сейчас отрасль уже сформировалась, включая локальные производства, разработку и поставку оборудования и обучения специалистов. Такую же ситуацию мы ожидаем и по электромобильности.

Наш опыт показывает, что мы начинаем позже, чем Европа или другие страны, но рост у нас получается значительно быстрее за счет технологичности. Уже сейчас в скандинавских странах 7 из 10 продаваемых машин — электрокары, но они сталкиваются с проблемами по инфраструктуре. Мы изучаем этот опыт и учитываем его в своих разработках, чтобы не допустить тех же ошибок.

Об эксперте: Дмитрий Подгорбунский, директор управления «Интеллектуальная инфраструктура» Siemens в России.